СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ

 

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
В Бахрейне
История из России
Переезд
Курортный роман
Заметки из Германии
Встреча на Дунае
История в Канаде
Калининградка

______________________


 

TopList

 

 

Милые бранятся…

Когда мы только переехали в свой просторный старенький дом почти в центре города из благоустроенной «хрущевки», первое за что мы взялись – косметический ремонт самого дома и благоустройство участка.
Младшим сыновьям нужен был бассейн и место для велосипедных прогулок, старшего это не интересовало, поскольку мокик требовал других площадей, бабушке важен был огород, а для меня имел завораживающее значение сад…
Второе – знакомство с новыми соседями.
Вообще-то, на соседей мне всю жизнь везет. И в коммуналке, и в общаге, и отдельно когда уже жили – всегда.
Но здешний район напоминал свою деревню, где все жильцы всё про всех знают. При этом жили почти мирно, поддерживая друг друга, как община.
Справа от нас находился дед-Гриша – старожил и выпивоха. Слева, через дом - молодая семья, где хозяин тоже не прочь был хорошо выпить, а как только норма алкоголя достигала определенного предела, очень ему нравилось бегать за женой с топором. Хобби у него такое было…
Пока мы этого не знали, но живописующие рассказы бабушек, вызывали некоторое наше опасение. Во-первых, все это безобразие видят дети, во-вторых, 20-ое столетие на дворе – цивилизация, а тут каменный век какой-то!
Однажды в одну из пятниц, вино-банный день по обычаю, разговевшись от «легкого» пара, Федор чинно попивал брагу, довольный жизнью. Было все тихо, спокойно, и Варвара-жена с ним пригубила.
Мы уже детей уложили, собирались и сами отдыхать после трудовой недели. Надо сказать, мы с мужем по натуре совы, ложимся всегда поздно, иногда даже под утро, когда нормальные люди уже встают. Как раз сегодня очень хотелось лечь пораньше. Не тут-то было!
За окнами раздался такой ор и грохот битого стекла, будто война началась! Мы, обеспокоенные, выбежали на улицу, и нашему взору впервые во всей режиссерской красе показалось душещипательное представление.
Варвара в рваном халате почти без пуговиц, металась по улице и дико орала:
- Помогите, люди добрые… убивец! Пьянь беспросветная… (и еще несколько фраз ненормативной лексики)!!!
За ней, сомнительно держась на ногах, в трико не первой свежести, дранной майке, с топором и отборным матом носился Федька. Но что нас поразило – соседи, выстроившись у своих калиток, довольно философски созерцали сие действо и не двигались, изредка выкрикивая:
- Да когда ж ты, Федька, угомонишься? Детей опять перепугал!

Я взглянула на мужа, и он пробурчал:
- Должен же кто-нибудь его остановить…
Он попытался поймать Федьку, чтобы отнять топор, а затем усовестить его. Но как-то неловко подвернулся шалому под руку и получил солидный удар по плечу. Благо, голову успел увернуть. Видимо, это вызвало в нем сильную досаду, и уже не сдерживая себя, он влепил Федьке оплеуху.
То ли от мощного удара, то ли от количества выпитого, Федька свалился на землю замертво.
Варька подбежала и снова стала орать раздирающим душу голосом:
- Не тронь, интеллигент грёбаный!- наклонилась над Федором, испугавшись за него, и на одной ноте продолжила, - Убил! Боженьки мои, убил напрочь!
Потом поднялась, словно оскалившаяся псина, оголяя не только зубы, но и когти, и двинулась на «интеллигента»:
- Ах, ты ж (мать твою…), - дотянувшись до его щеки, все-таки успела поцарапать, прежде, чем он ошарашено крикнул:
- Сдурела? Я ж тебя от топора уберег!
- А кто тебя, долбо…, просил? Это мой муж, сама и разберусь…
И тут же кинулась к Федьке приводить его в чувство. Так мило над ним ворковала, мол, дорогой, единственный…, как будто и не бегал он за ней с топором.
Федька очухался и просипел:
- Чё это было-то, Варь? Варь, слышь, у нас там чё-нибудь осталось?..Это… стресс … ё-моё…
И они поплелись в дом, обнявшись, как голубки.

Юрий стоял с расцарапанной щекой, потирающий саднившее плечо, и, видимо, тоже не понимал «чё это было».
Соседи, как после короткого спектакля, стали мирно расходится по дворам, делая вывод, что на сегодня концерт окончен, теперь можно и поспать.
Тут подошел дед Гриша, смачно закуривая папироску:
- Слышь, сосед, ты это… не знашь, чоли, это… как его… милые бранятся – только тешатся…

Мы рассмеялись и пошли домой. Нам уже точно спать не хотелось.
Как ни странно, но больше Федька с топором не бегал.
А мы с мужем снискали авторитет у соседей, по какой-то только им известной причине.

Валентина Лянская, в прошлом филолог, редактор.
"Решила показать, как живут в России простые люди"