СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ

 

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
В Бахрейне
История из России
Переезд
Курортный роман
Заметки из Германии
Встреча на Дунае
История в Канаде
Калининградка

______________________


 

TopList

 

 

ДЛЯ ТЕБЯ…


Такси мчит меня по ночному городу в сторону вокзала. До вокзала не так уж и близко, а значит, у меня есть предостаточно времени для размышлений. Я, прильнув лбом к холодному стеклу, смотрю на проплывающие мимо меня огни ночных фонарей. За окном разыгралась непогода. Мелкий моросящий дождик оставляет свои капельки на стекле автомобиля. Вот и пожелтевший листочек клена, случайно прибившийся ветром к окну, тут же отлетел в сторону, словно прощаясь со мной и напоминая о том, что не за горами зима. Я невольно улыбнулась своим мыслям. Хорошо, что водитель такси попался неразговорчивый, и я могу вдоволь насладиться своим “одиночеством”. Откинув голову на спинку сидения, я прикрыла глаза и предалась сладким воспоминаниям о своём прошлом. Осень, золотая пора года и так любимая мною. А ещё, осенью, ровно девять лет назад, на свет появился мой Антошка. Тогда всё было иначе. Рядом были те, кто мне по-особому дорог, многочисленная родня, любимая семья, друзья, работа. Сколько всего хорошего было… Сердце издало глухой стук, а к горлу подкатил комок. Вот именно - было. А потом на смену хорошему пришло большое желание - закрыть навсегда глаза и послать этот мир ко всем чертям. Сдерживало только одно - мой сын и ещё понимание того, что кому-то гораздо тяжелее, чем мне. Помню, с какой теплотой и любовью бабушка рассказывала мне о своём муже. Деда я не знала, он погиб на войне. Но бабушка, прожившая до восьмидесяти лет, все эти годы хранила память о нём и самые лучшие воспоминания. Она так и не вышла больше замуж, уж очень велика была её любовь к своему не вернувшемуся с войны, так и оставшемуся навсегда молодым в её памяти мужу. Всю свою нерастраченную любовь и самые нежные родительские чувства бабушка подарила мне. Хотя, нас, её внуков, у неё было семеро. Поздними вечерами мы подолгу засиживались с ней у окна. Бабушка вязала, а я заворожено наблюдала за тем, как искусно спицы в её руках превращали нитки в причудливые узоры, подобно тем, которые мороз рисует на окне.
- А сама, попробовать не хочешь? – спрашивала бабушка, протягивая мне спицы.
- Очень, - я принимала из её рук спицы так, словно это было что-то ценное и очень важное, - только боюсь, что у меня не получиться!
- А ты не бойся! – бабуля хитро улыбалась. – В жизни всегда что-то приходиться делать впервые. И первые шаги на пути к успеху проходят именно через страх, зато результаты могут быть самыми неожиданными.
Я тогда не совсем понимала весь смысл сказанного, но одно усвоила точно, когда в жизни поставлена цель, нельзя опускать руки, а надо идти напролом сквозь все невзгоды, преодолевая трудности. И ещё, к цели пробиваться намного легче, когда тебя окружают преданные друзья, способны в трудную минуту оказать тебе помощь. Этому научила меня жизнь, этому я сейчас учу своего сынишку. Хотя мама моя никогда не считала правильными мои действия и всегда была против того, что мой дом полон друзей и сама я по первому зову мчусь к ним на помощь.
- Вот посмотришь, - говорила мама, - Наплачешься ты от своих подружек!
Только бабушка всегда была на моей стороне и очень часто повторяла:
- Правильно, Галинка, не имей сто рублей, а имей сто друзей! Даже в Библии написано: поступай с другими так, как хочешь, чтоб с тобою поступали.
Мама её мнения не разделяла, поэтому подруг возле неё не было. Я же большая противоположность своей консервативной мамочке и чуть ли не всех своих подруг считала родными сёстрами. Может быть, это компенсация за то, что я была единственным ребёнком в семье?
Моя жизнь поделилась на две части. Первая - это жизнь с мужем, и вторая - после него. В той, “прошлой” своей жизни я была безмерно счастлива. Счастлива потому, что рядом был любимый человек, а ещё после пяти лет безуспешных попыток заиметь ребёнка, в нашей жизни, появился Антошка. Долгожданный и очень желанный ребёнок. Казалось, счастью не будет конца, а жизнь каждый день будет преподносить одни сюрпризы. Гром разразился тогда, когда страна пережила хаос, имя которому «массовая безработица». Наша семья держалась на плаву только благодаря моему мужу. Он был единственным кормильцем в семье, я же к тому времени осталась без любимой работы. Зато больше времени стала проводить с сынишкой. Подругам моим пришлось нелегко, и мало кто из их мужей остался в трудную минуту рядом с семьёй.
- Эх, перевелись нынче мужики! – говорила моя подруга Светка. – Настоящих практически не осталось!
- Да подумаешь! - подхватывала разговор Наташка. – Очень то они и нужны нам, мы и без них не пропадём!
- Что ни говори, девчонки, а без них ведь тоже тяжело! – вступалась за мужскую часть населения я.
- Это ты так говоришь, - кричала из кухни Маринка, откусывая большой кусок пирога, - потому что у тебя есть Саня! А наши мужики разбежались кто куда, как крысы с корабля первыми рванули!
- Девчонки, давайте не будем ссориться, - весело прокричала я. – Хорошо, ваша взяла, проживёте и без них! Вы мне лучше вот что скажите: какие у кого планы на счёт работы? Где можно прилично подзаработать?
- Где, где, - задумчиво произнесла Наташка. – Уезжать надо, в Москву ехать, там заработки побольше, да и работа в наличии имеется. А тут? Что зря на рынке стоять, денег пшик, что кот наплакал, и те на лечение уходят. Я вон, зиму месяц отстояла, а потом всю весну в больнице провалялась! Нет уж, увольте, за рубль я тут гробить себя не собираюсь!
- Правильно, Натаха, - говорила Маринка. – Там хоть будем знать, за что горбатимся, сто баксов приятнее карман греют, чем сто гривен, которых и хватает только на хлеб!
- Так то оно так, - покачала головой Светка. – Только начинать гораздо легче, когда едешь на пригретое именно для тебя местечко. А так, куда мы? На вокзал? А дальше?
- Девочки, Света права, - я испуганным взглядом обвела всех. – Куда вы собрались? Может, придумаем что-то здесь? Вместе и горы свернуть можно!
- Нет, Галчонок, - Маринка подошла ко мне и похлопала по плечу. – Горы оставим на месте, а дети наши кушать хотят уже сегодня.
- Это точно, - Наташка подняла вверх указательный палец. – Там, наверху, сытые дяди и тёти наших детей не накормят. Там свои правила игры, а до нас им никакого дела нет!
- Ну, девочки? – я с мольбой в глазах смотрела на них. – Не надо никуда ехать, что вы будете делать на чужбине?
- А другого выхода нет…

Так через полгода я осталась без своих подруг. Да и не только я. Город наш опустел в один миг. Все разъехались кто куда, по всему миру, в поисках лучшей жизни. Только спустя три месяца мои девчонки Маринка и Наташка дали о себе знать. Они уехали первыми, и мы всё это время ничего не знали о них. Никакими словами не передать то горе, которое пережили родители девчонок. А у Маринки ещё двое деток, которых она оставила на воспитание матери. Потом я узнала, как тяжело пришлось моим девочкам, сколько горя пришлось им хлебнуть. Сколько лжи и несправедливости перенести. Первый месяц жили на вокзале, умирали от холода и голода. Все деньги, которые привезли с собой ушли на съёмку несуществующей квартиры. Деньги уплатили, квартиру посмотрели, даже ключик в руках держали. На следующий день стояли у квартиры, к замку которой не подходил вчерашний ключик, а люди, так любезно предоставившие им жильё, исчезли вместе с деньгами. Слава богу, мир не без добрых людей и подружки мои устроили свою жизнь.
Света уезжала позже них, на всё про всё у неё было только сто гривен, больше собрать не получилось.
- Светка, куда же ты с такими деньгами? А если что не получится? Тебе даже вернуться не на что будет! – я горько плакала, провожая подругу.
- А у меня билет в один конец. Тут мне больше делать нечего…

Понемногу я стала привыкать к тому, что рядом нет моих подружек. Что дом мой опустел, и мы больше не собираемся, как раньше, по вечерам попить кофе. Муж возвращался домой поздно, ему приходилось работать на двух работах, чтоб обеспечить мне и сыну безбедное существование. Сколько раз я порывалась найти себе работу, но всё безуспешно. Те деньги, которые предлагали платить были просто из области фантастики. Их едва ли хватило на хлеб, ни говоря уже об остальном.
- Хватит мыкаться, - говорил мне муж, - лучше займись воспитанием сына. – А прокормить я вас пока ещё в состоянии.
Говорят, беда никогда не приходит в одиночку. Вот и в нашу дверь постучало большое горе… Сначала умерла бабушка. А потом, спустя всего лишь год, погиб мой муж.…
Когда я вспоминаю Саню, слёзы катятся из глаз непрерывно. Как же теперь я понимаю свою бабушку, но тогда была война, одно, большое горе на всех. А мой Саня, когда стало очень тяжело, уехал с другом подзаработать денег. Но видно кому-то, там, в другой стране, наши ребята пришлись не по душе. Вот и вернулся мой Санька ко мне в заколоченном гробу. Что случилось с ним, я никогда не узнаю, успокаивает одно, что он здесь на нашей земле, в нашей стране. Хотя, эта самая страна и её правители предали его, и ещё тысячи, таких как он, оставив без права, на достойную оплату своего каторжного труда. А сколько таких ребят, как мой Санька, спускались в шахту за бесплатно, падали в голодный обморок, но лелеяли в душе надежду на то, что завтра будет лучше, чем сегодня. И верили, что вся эта канитель со сменой власти и обесцениванием денег, и поисками хлеба насущного, всё это временно. Ведь не война же, в самом деле? И государство - процветающее. Только для кого? Явно не для нас. Всё больше для бандитов и наркодельцов…
Девчонки, как только узнали о моём горе, сразу приехали и не отходили от меня не на минуту. В одиночку я бы не справилась со своей бедой. Спасибо вам, что вы есть у меня.
С тех пор прошло семь лет, но рана на сердце так и не зажила. Сколько всего пришлось перенести за это время, сколько трудностей преодолеть. Я хваталась за любую работу, способную приносить хоть какой-нибудь приличный доход.
Год назад мама тяжело заболела, и чтобы поднять её на ноги мне пришлось собрать в кулак всю свою силу воли, держаться из последних сил, только бы помочь ей выжить. Врачи разводили в бессилии руки и все как на перебой твердили, что положительных результатов не ждите, медицина мол, делает всё возможное и невозможное. А в итоге оказалось, что всё возможное – это лекарство, которое стоит больших денег и продается не у нас, а в России. И как всегда на помощь пришли мои девчонки. Теперь, в конце каждого месяца я еду на вокзал, к уже знакомому поезду, забрать передачу от подружек у знакомой проводницы. Всё как по написанному сценарию. Интересно, что там впереди, и будет ли когда-нибудь свет, в конце туннеля?
Неделю назад Антошке исполнилось девять лет. Я хотела преподнести сыну особый подарок. Вспомнила, как за месяц до его дня рождения, увидела Антошку у витрины магазина игрушек. Он и незнакомый паренёк его возраста с восторгом смотрели на большой, игрушечный, яркий автомобиль. Цена на эту игрушку была фантастической. Я стояла позади ребят и невольно стала слушателем их разговора.
- Ты бы хотел иметь такую машину? – восторженно произнёс мальчишка.
- Да, - коротко ответил Антон.
- Но она очень дорогая, моя мама не сможет купить мне её. – Мальчишка разочарованно вздохнул и вплотную прижался своим курносым носиком к витрине.
- Маму надо жалеть, - нарушил молчание Антон. – Обойдёмся без игрушек!
Мои глаза наполнились слезами, я ещё раз взглянула на яркую красавицу и тихонько отошла в сторону. Вот она, жестокая правда жизни. Наши дети жалеют нас, и взрослыми они стали очень рано. А мы за всей этой суматохой, за всей этой гонкой в поисках денег, совсем забыли о том, что они дети. Мы и только мы, должны подарить им детство такое, какое они заслуживают, со всеми его атрибутами. Не так уж и часто я баловала Антошку игрушками. В последний раз это было, когда ему исполнилось пять. После этого игрушки редкие “гости” в нашем доме, денег катастрофически не хватало даже на предметы первой необходимости. Стоит ли вспоминать о том, как зарабатывала я эти деньги, экономя каждую копейку, чтобы сделать сынишки подарок. Успокоилась я только тогда, когда принесла домой тот самый красивый автомобиль, предмет восхищения Антошки. Спрятала игрушку подальше и представила себе, как рад будет мой сын, когда утром я преподнесу ему его мечту.
Перед сном, я зашла к Антону в комнату, чтобы пожелать ему спокойной ночи. Присев на краешек кровати, как бы между прочим, сказала:
- Сынок, уже завтра ты станешь на год взрослее.
Антошка улыбнулся и обнял меня. Я прижала сынишку к себе и потёрлась носом о его щёчку.
- Родной мой, скажи, чтобы ты хотел получить в подарок?
Антошка на минутку призадумался.
- Наверняка, какую-нибудь игрушку? – осторожно спросила я.
Сын энергично помотал головой.
- Нет! Только не игрушки!
- Почему? – одними губами прошептала я.
- Они дорогие! Да и зачем они мне? Ты ведь сама сказала, что завтра я стану взрослым.
Я покраснела и закусила от досады губу.
- Ну да, взрослым, но это совсем не значит, что ты должен отказаться от игрушек.
- Мам, да ну их, эти игрушки! – Антошка махнул рукой и внимательно посмотрел на меня. – Подари мне лучше деньги.
- А зачем они тебе?
- Мам, я кроссовки себе куплю, точно такие, как у Артёма с третьего “Б”. Можно?
- Но у тебя же есть одни? – с трудом глотнув комок, подкативший к горлу, проговорила я.
- Есть! Только они не такие как у ребят, у них классные, но стоят дорого.
- Сколько? – упавшим голосом спросила я.
Когда сын назвал цену, пол качнулся у меня под ногами. Примерно столько же стоила машина, которую я приготовила в подарок. А перед глазами чётко увидела надпись, которая красовалась в отделе игрушек: “ Купленный товар обмену и возврату не подлежит”. Это все равно что: “ Считайте деньги, не отходя от кассы”. Игрушку приобрела, проверила на наличие изъянов, если всё хорошо - плати деньги и к выходу.
После разговора с сыном, я долго не могла уснуть, а потом и вовсе разрыдалась. На мой рёв вышла мама. Прижала меня к себе и стала утешать.
- Галя, детка, успокойся, - мама гладила меня по голове и целовала мокрое от слёз лицо.
- Мам, ну почему я такая невезучая, - с тоской я смотрела в глаза матери.
- Ты невезучая? Если так будешь думать, то другой никогда не станешь!
- Не буду мам, больше не буду, - я поспешно вытерла слёзы и плотнее придвинулась к ней.
- Я слышала твой разговор с Антоном. И даже знаю, что ты купила ему в подарок.
Я метнула в сторону мамы грозный взгляд.
- Можешь не смотреть на меня так, я всегда была любопытной, меня уже не перевоспитаешь. – Мама поднялась с кровати, подошла к письменному столу, и, отодвинув ящик стола, вынула оттуда деньги. Протягивая их мне, она сказала: - Возьми, купи Антону то, что он хочет.
- Откуда у тебя эти деньги?
- Какая теперь разница, бери – мама положила деньги мне на колени.
- Я их не возьму, откуда они у тебя?
- Я собирала их на лекарство.
- Тогда тем более не возьму! – я положила деньги на столик.
- Возьми. И давай не будем больше спорить! Я никогда не делала Антону подарков, о чём очень сожалею…
- Мам! Зачем ты так? Ты же знаешь, как важны для тебя эти лекарства!
- Я хочу видеть своего внука счастливым.
- Что значит какая-то обувь по сравнению с твоим здоровьем?
- Для тебя не значит, - мама подошла к столику и взяла деньги. – Я сама куплю Антону подарок.
- Нет! – от бессилия я разрыдалась. В эту самую минуту раздался телефонный звонок. Я схватила трубку и заплаканным голосом произнесла: «Алло, слушаю вас!»
Звонили девчонки.
- Галочка привет! Что с твоим голосом?! Что-то случилось?!
Я ещё громче разревелась, а девчонки наперебой выхватывая друг у друга трубку, стали утешать меня. Узнав причину моих слёз, они весело рассмеялись.
- Глупая! Какая же ты глупая! – смеясь, кричала в трубку Маринка.
- Галчонок, не реви! – слышался голос Наташки.
- У твоего Антошки, будет самый лучший день рождения! – говорила Марина.
- А у мамы, самые дорогие лекарства! – добавила Наташка.
- Девочки, я вас не понимаю? Что вас так развеселило? – сквозь слёзы произнесла я.
- А зачем тогда нужны друзья? Вспомни, сколько раз ты помогала нам?
- Но и вы, столько сделали для меня…
- Всё, Галчонок! Утирай слёзы и не забудь, ровно через неделю поезд. Подъедешь, заберёшь гостинцы от нас! Целуем тебя, сестрёнка!
В трубке послышались короткие гудки, а я всё ещё держала её в руках и задумчиво смотрела в одну точку. Мама подошла и обняла меня.
- Знаешь, Галочка, - голос мамы дрожал. – Как это здорово, когда у тебя есть друзья…

Такси затормозило, и я открыла глаза. За окошком тихо падал первый снег.
- Ура! – мысленно произнесла я. – Скоро Новый год! А значит, вернутся девчонки, и мы соберемся, как и прежде, все вместе, за одним, большим столом…

 

    Елена Сопнева.