ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
Ингеборга Дапкунайте
Алексей Йордан
Алексей Йордан-2
Ростислав Ордовский
Ростик Ордовский-2
Ростик Ордовский-3
Василий Аксёнов
Олег Тактаров

______________________

 

Назад на страницу

"ЭКСКЛЮЗИВ-ИНТЕРВЬЮ" >>>

 

 

TopList

 

 

Ростислав Ордовский-Танаевский:

"Я жил любовью к своей стране и понимал, что никогда ее не увижу"

окончание интервью

 

Читать начало интервью >>>

 

— У вас есть дети?

— Сыновья: Константин и Вадим.

— Чем сейчас занимается Татьяна?

— Таня давно уже не танцует. До моих командировок она работала на нашем предприятии, занималась снабжением. Уходила с работы, затем вновь возвращалась на работу, занималась дизайном и архитектурой. У нее это очень хорошо получается.
 

 
— Где вы живете? Какие взаимоотношения в семье?

— Мы живем в отдельном доме на территории Москвы, в ближайшем Подмосковье. Отношения в семье нельзя сказать, что идеальные, но в целом все хорошо. Для нас, русских эмигрантов, женщина, родившаяся в России, отличается от привычного образа западной женщины. У Тани очень сильный характер. Наша семья держится на серьезной взаимной работе. Долгое время между нами стоял барьер непонимания. Это связано с тем, что у нас смешанный брак. Я вырос на совсем других принципах, чем она. Люди советского времени привыкли выживать, они очень предприимчивые, потому что у них не было другого выхода. Сейчас не нужно думать, как и где купить колготки, или после работы достать батон колбасы, — пошла и купила. Смешанные браки всегда сложны. Мне нужно было понять Таню, ей — меня. В воспитании первого ребенка тоже был разный подход. Сейчас, все уже по другому.

— Наверное, только большая сила любви могла преодолеть все эти трудности?

— И сила любви и взаимное уважение. Если люди не глупые, всегда можно найти какие-то варианты и обходить острые углы. То, что мы с Таней прожили много лет и у нас в общем все хорошо, это исключение. Но я уверен, что следующему поколению будет значительно легче, ведь та разница, которая была между советским и западным менталитетом, уже стирается.

— Вы ездите всей семьей на родину, в Венесуэлу?

— Регулярно. Мой младший сын родился там.

— А родители ваши еще живы?

— Папа умер в 1990 году, а мама жила в Венесуэле и периодически приезжала к нам на разные тусовки.

— Какая страна сейчас для вас ближе, роднее — Россия или Венесуэла?

— Мое сердце принадлежит им обеим. Конечно, я испытываю ностальгию по Венесуэле, ведь я там прожил 25 лет, у меня там друзья. Когда я слышу гимн своей родины, во мне поднимаются патриотические чувства, и когда я смотрю на бело-сине-красный флаг России, слышу русскую песню, то понимаю, что и эта страна мне очень близка.

— У вас двойное гражданство?

— Я гражданин Венесуэлы и Испании, долгое время не был гражданином России.

— Но при этом живете основное время здесь?

— Где-то 7-8 месяцев в году я живу в России, пару месяцев в Венесуэле, а остальное время в самолете. Примерно так.

— Как вам удается сочетать в своем сердце две страны? Они же такие разные.

— Я много раз спрашивал себя об этом. Это проблема не только моя, но и всего моего поколения, потомков русских эмигрантов. Я думаю, нужно просто признать, что ты принадлежишь двум странам, двум мирам. Это факт. Я не могу выбирать между Россией и Венесуэлой.

— Поддерживаете ли вы отношения с другими русскими эмигрантами?

— В 1990 году я решил впервые собрать их вместе в Москве. Мы начали собираться на Пасху, потом осенью я стал приглашать всех на пельмени, а затем стали встречаться еще и на Масленицу есть блины. И вот три раза в году мы собираемся, накрываем стол на 100-200 человек, общаемся. Началось это с 20 гостей, а к 1998 году собиралось уже до 300 человек. После кризиса народу появляться стало вдвое меньше. От этого было очень грустно. Сейчас, правда, некоторые уже потихонечку возвращаются. Могу сказать, что все кто здесь был, мечтают вернуться.

 

 
— Кто входит в это общество?

— Из известных лиц — Петр Голицын, Елизавета Апраксина, Александр Ган, Борис Йордан и другие. Мы все очень разные. Среди нас есть анархисты, правые и левые, православные и неверующие. В общество входят эмигранты разных поколений. Моей целью было объединять их. Главное, что мы вернулись в Россию, наши родственники, родители, предки передали нам любовь к этой стране, культуре, языку, и благодаря этому мы держимся. Общество потомков русских эмигрантов открыто всем, кроме экстремистов. Мы встречаемся, чтобы получить удовольствие от общения, вспомнить о наших родителях. Однажды, 19 мая в честь дня рождения последнего Государя мы провели благотворительный бал для потомков русских эмигрантов. Это было необычайное, красивое мероприятие, не просто светская тусовка с разношерстной публикой, это был самый настоящий бал. Женщины пришли в шикарных платьях, мужчины в смокингах. Все танцевали. Эта замечательная традиция продолжается. Благотворительный бал стал открытым. Не только потомки русских эмигрантов, но и их друзья становятся его гостями. Все средства собранные от этой акции идут на благотворительные программы.

— Я знаю, что это не единственная ваша благотворительная работа. Расскажите о других проектах.

— При поддержке моей компании «Росинтер» в России была создана Организация русских юных разведчиков. Ее принципы очень близки пионерским: воспитание патриотизма, помощь нуждающимся, изучение истории и культуры страны. Я считаю, что развитие скаутского движения очень важно сейчас, когда дети предоставлены сами себе. Поэтому я стараюсь уделить этой проблеме большое внимание. Организация русских юных разведчиков сохранялась за рубежом пятьдесят лет. В Америке, Германии, Австралии ею управляли русские эмигранты и их дети. Причем делалось это исключительно на добровольной основе. Я сам прошел эту систему воспитания. На сегодняшний день Организация русских разведчиков является одним из самых крупных скаутских объединений в России. Также компания регулярно предоставляла праздничные подарки и наборы для ветеранов войны и труда, а для лучшего сотрудника уголовного розыска «Росинтер» была учреждена премия (пять тысяч долларов) за раскрытие серьезных преступлений. Поддержку получали и семьи погибших сотрудников УВД. Кроме того, я занимался реставрированием сельских церквей. Благотворительность для меня — это не реклама. Она должна совершаться от души. Я занимаюсь этим, чтобы помочь развитию России.

Записала Марина РУСИНОВА

 

Читать начало интервью >>>

 

 

При использовании материала, текста или перепечатке любых отрывков (цитат) из него в интернете или печатных изданиях - ссылка (действующая!) на данный сайт www.pmg-online.ru (цитируемую страницу сайта) и упоминание полного названия «Журнал ПМЖ» – обязательны! С иными правами можно ознакомиться на странице «Copyright ПМЖ».